суббота, 16 февраля 2013 г.

Памятник на Крови - варианты и реальность

Как-то наткнулась на одну статью, посвященную выставке в Петербурге в честь 150-летия архитектора Леонтия Бенуа (1856-1928). Вот несколько выдержек из нее. Памятник на Крови императору Александру II/

 
Проект церкви Воскресения на месте убийства Александра II
_________________

Нынешняя выставка легко их веру подтвердит. Леонтий Бенуа построил немного – гораздо больше осталось в эскизах, но все это чрезвычайно убедительно. Эскизы виртуозны, стили поддаются архитектору с легкостью, детали вырастают из-под его пера с быстротой и изобретательностью росчерка, он может и храм, и банк, ему комфортно в своей профессии – хоть в неоклассике, хоть в неоготике.
В Петербурге по его проектам было возведено около 40 зданий – здесь и легкокупольная при всей своей помпезности великокняжеская усыпальница в Петропавловской крепости, и тяжеловесный, "средневековый" при всей малости своих площадей костел Божией Матери Лурдской в Ковенском переулке, и зрительно завершающий не что иное, как саму Дворцовую площадь, комплекс зданий Придворной певческой капеллы на Мойке, и богатые, вопиюще тогда современные, со всеми приличествующими большим деньгам прибамбасами здания банков на Невском и Большой Морской, и отличные доходные дома на Моховой, на Третьей линии, в начале Невского, на Каменноостровском, в которых и сегодня квартиры дороже, чем в соседних не столь именитых зданиях, и клиника Отта, и выставочный корпус Академии художеств, перешедший Русскому музею и получивший название корпуса Бенуа. Есть Бенуа и в Москве: по его проекту возведен доходный дом Первого Российского страхового общества на Кузнецком мосту, в котором потом разместится НКВД, в чем зодчего винить не стоит. А еще Леонтий Бенуа мог спасти Петербург от безумного Спаса на Крови – его проект был одним из трех победителей конкурса на храм на месте гибели Александра II. Не повезло – хитрый царедворец Альфред Парланд протиснул свое чудовище.


А жаль – тоже, конечно, было бы здание с национальным душком (куда без этого при царе-русофиле), но не без оглядки на Растрелли и куда более грамотное и изящное. Тут даже брат Александр не смог пойти правде наперекор и признал, что проект был хорош.
http://www.kommersant.ru/doc.html
Римско-католическая церковь матери божией Лурдской, построена в 1908 г.
Про Бенуа интересно, но больше заинтересовал тот самый абзац, который я выделила.
Честно говоря, впервые такое мнение читаю и мне интересно стало: а действительно ли можно считать Спас на Крови шедевром или же как считает автор статьи - безумием?
Есть, правда и такое вот мнение.
В известной книжке Шварца о Ленинграде есть такие слова:
"..здесь перед нами постройка грузная, слишком массивная, никак не связанная с общим обликом набережной канала. Яркость красок и чрезмерное богатство облицовки лишь усиливают впечатление несоразмерности и аляповатости, производимое церковью".

О своем восприятии: мне нравится, безумия не вижу, хотя простор бы этому храму и не помешал бы. Он как бы втиснут между домов... а с точки зрения того же внутреннего убранства или же внешнего оформления - оригинален (хоть его и сравнивают с Василием Блаженным в Москве, но то, да не то...).
_______________
Что ж, если зашла речь о Спасе на Крови, то продолжу о его истории и об архитекторе его строившем. 

Храм Спас-на-крови был возведен в 1883-1907 годах, на месте, где 1 марта 1881 года смертельно ранили Царя-Освободителя Александра II . Можно сказать, что храм – олицетворение допетровского церковного зодчества Московской Руси на берегах Невы. Храм Воскресения Христова «в чисто русском вкусе» сооружен по проекту Альфреда Парланда, который использовал многие композиционные приемы и формы церквей Москвы и Ярославля XVII века.

Альфред Александрович Парланд родился 12 декабря 1842 года в Петербурге, в семье купца. 
 

Его дед Джон Парланд был преподавателем английского языка в семье императора Павла I. Отец Альфреда Александровича приехал в Россию из Шотландии в конце XVIII века, по приглашению Джона Парланда. Сведений о детских годах А.А.Парланда не сохранилось.

В 1863 г. он поступает на архитектурное отделение Академии художеств. Начиная с 1865 г., Парланд регулярно принимает участие в конкурсах, проводимых в его учебном заведении. За проект русского скотного двора для Всемирной выставки в Париже Альфред Александрович получил 2-ю серебряную медаль.

В 1866 году за проект народного театра на 2 000 мест им была получена 1-я серебряная медаль, а в 1869 г. - выполнена программа к проекту главной станции железной дороги в Санкт-Петербурге, за которую автор был удостоен 2-й золотой медали.

Темой дипломного проекта Парланда была трехпрестольная православная церковь, за которую он был награжден 1-й золотой медалью. Эта награда позволяла стать пенсионером Академии художеств, куда Альфред Александрович был зачислен в 1872 году.

С 1872 по 1874 год молодой архитектор, сначала под руководством Бенуа, строил богадельню в Старом Петергофе, позже в Стрельне, и, наконец, создал проект храма Воскресения в "византийском стиле" для Троице-Сергиевой пустыни.
В течение пяти лет А.А.Парланд пробыл за границей. Сначала посетил родину своих предков Шотландию, побывал в Англии, Германии, Франции и Италии. Будучи за границей, много чертил и рисовал.
Представленная в Академию художеств папка работ Парланда, а также постройки в Троице-Сергиевой пустыни послужили основанием для присвоения ему в 1881 году звания академика архитектуры с правом преподавания в Академии художеств. 


Император Александр II

Альфред Александрович принял участие во втором туре конкурса на возведение храма над местом смертельного ранения императора Александра II и представил проект под девизом "Старина". Но победил его совместный проект с архимандритом Игнатием (Малышевым), высочайше одобренный в марте 1883 года. Первоначальный проект храма Воскресения Христова на Екатерининском канале многократно переделывался (архимандрит Игнатий в последующих проектах участия не принимал). Окончательный проект собора был подписан императором 1 мая 1887 года в Гатчине.

С 1883 по 1907 год Парланд осуществлял авторский надзор на строительстве Спаса на крови. Именно ему принадлежит идея мозаичного убранства храма. Он же стал автором около двадцати эскизов для мозаик собора, самые значительные из которых - "Распятие" (снаружи), фиксирующее место смертельного ранения императора.
Внутри - огромное двухчастное мозаичное панно "Благовещение", располагающееся на двух столпах перед иконостасом. По эскизам Парланда выполнена большая часть мозаичных орнаментов, созданы сень, киоты и иконостас.


 
Фрески-мозаики внутри храма 
 
Одновременно с созданием собора и его внутреннего убранства Парланд успешно преподает, сначала в Академии художеств, на кафедре архитектурных ордеров, затем в училище барона Штиглица, на кафедре акварельного рисунка.
В 1892 году ему было присвоено звание профессора архитектуры, а в 1905 году он избирается почетным членом Академии художеств.
В 1910 - 1911 годах А.А.Парланда избирают членом комиссии по реставрации Казанского собора в Санкт-Петербурге, проводимой в связи со 100-летием Отечественной войны 1812 года и 300-летием Дома Романовых.
Храм Воскресения Христова - главное и самое известное произведение Парланда, но он также строил особняк Н.Г.Глушковой на Большой Дворянской улице, перестраивал Знаменскую церковь в Петергофе, возводил в русском стиле церковь Успения Богоматери в Опочке, проектировал храмовые сооружения и жилые дома в Смоленской и Новгородской губерниях.

После окончания строительства Спаса на крови, в 1907 году, Альфред Александрович был зачислен в штат Министерства Императорского Двора, осуществлял контроль над состоянием собора, руководил работами по его ремонту.
Парланд был холост. У него был брат Александр, дети которого жили в Ленинграде, и сестра, потомки которой находятся в Финляндии, Германии и США.
Умер А.А.Парланд в 1919 году и похоронен на Смоленском кладбище. 

Храм Спаса на крови (фотографии 2005-2006 годов)


 


 
 


 



Комментариев нет:

Отправить комментарий