четверг, 2 мая 2013 г.

Еще не сорваны погоны

Что было после? После октября 1917 года, после убийства царской семьи? Смута! Настоящая смута на земле русской. Белые генералы, некогда присягавшие России, стали во главе Белого движения.


"Генералам Гражданской войны" (посвящена автором А.В. Колчаку)
Зоя Ященко и группа "Белая гвардия" - современное восприятие произошедшей русской трагедии.
 
"А жизнь одна. Не двадцать, не миллион, а одна. Не комкай же ее, не проклинай, не рви. Не ной, не хнычь, не брюзжи, чтобы не очутиться у разбитого корыта, как твой вздорный дед, не опрокидывай жизни вверх дном. И не делай революций", - это строки талантливого писателя и поэта, участника Гражданской войны в рядах Белой Армии, Ивана Савина, которые он написал в 1925 году в импровизированном "Завещании". Горькое размышление о том, что же стало причиной русской трагедии. Есть  у нас 23 февраля, сведенное ныне к празднику по признаку пола и наличия штанов у мужеских особей, большая часть которых ныне не только не спешит отслужить в армии, но и даже не желает Родину защищать. Это не я, это соцопросы рассказывают, что 74%(!) граждан России в случае опасности для государства не пойдут его защищать! Так что опять все тот же самый вопрос: а что же мы празднуем 23 февраля? Хроники русской трагедии, когда брат вставал на брата, когда огромное государство стало делиться на Белых и Красных, заставляют еще раз вспомнить и вспомнить тех, для кого армия была делом их жизни... 22-23 февраля по новому стилю 1918 года начался знаменитый "Ледяной поход" или 1-й Кубанский поход Добровольческой Армии от Ростова-на-Дону до Екатеринодара против большевиков, в котором участвовало 3423 человек (36 генералов, 2320 офицеров, 437 юнкеров, 630 рядовых).  С этим малым количеством всего - и живой силы, и техники - русские офицеры шли спасать свою честь и свое Отечество.  А жизнь была одна...
 
Главнокомандующий Добровольческой армии, вождь Белого движения на Юге России, первопоходник, путешественник, генерал Лавр Георгиевич Корнилов с офицерами штаба. 28 августа 1917 года генерал Корнилов первый выступил против большевиков и анархии в стране, возглавив так называемый "Корниловский мятеж", но... неудачно. 
 
Бездомье
Не больно ли. Не странно ли —
У нас России нет!..
Мы все в бездомье канули,
Где жизнь — как мутный бред,
Где — брызги дней отравленных,
Где — неумолчный стон
Нежданных, окровавленных,
Бессчётных похорон…
Упавшие стремительно
В снега чужих земель,
Мы видим, как мучительно
Заносит нас метель…
 
Иван Савин 1922
_____________________
 
Лица, лица, лица... героев русской армии, генералов и офицеров Гражданской войны. Именно героев, т.к. каждый из них имел орден Святого Георгия или же Георгиевский крест, а порой и не один. В царской армии награды крайне редко дарили просто так к "юбилейчику прожитых лет" или просто по прихоти мальца на троне в Кремле. Награды тогда добывались кровью, да верной службой царю и Отечеству. Герои эти и встали во главе Белого дела, но... проиграли. Корниловцы, дроздовцы, алексеевцы, каппелевцы, партизаны и сестры милосердия - все они умели воевать, но... проиграли. Почему? Ответа нет до сих пор...

Вырезаные из рам и выброшенные вон царские портреты
 
Генерал Корнилов в Москве 1917 год
 
Мятеж генерала Корнилова в 1917 году не удался, его не поддержало ни Временное правительство, ни большая часть политиков. А если бы поддержали? Кто знает, может быть бы и не было бы революции и Гражданской войны...
 
Россия смутного времени - так выглядел расклад политических сил в 1917 году.
 
Много партий, много желаний, много политических идей. Много разговоров о революции и смене власти. И каждый тянул "одеяло" в свою сторону. Схему эту (увеличивается) привел в своей книге "Очерки русской смуты" генерал Антон Иванович Деникин, попытавшийся уже в эмиграции сделать анализ того, что же произошло с Россией. На фоне всей этой неразберихи и возникло то, что теперь мы называем Гражданской войной Белых с Красными...
 
Генерал-лейтенант, герой Русско-японской и Первой мировой войн, первопоходник, один из главных руководителей Белого движения в годы Гражданской войны: командир Добровольческой армии  и главнокомандующий Вооруженными силами Юга России, заместитель Верховного правителя и Верховного главнокомандующего адмирала А. В. Колчака, писатель-мемуарист Антон Иванович Деникин
 
Генерал-адъютант, участник осады Плевны и участник Русско-турецкой, Русско-японской и Первой мировой войн, создатель и Верховный руководитель Добровольческой армии Михаил Васильевич Алексеев
 
"День 15 ноября (2 ноября старому стилю) 1917 года считается днем зарождения Белой армии. В этот день, т.е. через неделю после большевистского переворота, генерал Алексеев прибыл в Новочеркасск к Каледину и приступил к организации борьбы с большевиками. Тяжело больной, с виду совсем не воинственный, похожий скорее на преклонного возраста профессора, он отдал свои последние силы и остаток своих дней этому делу, собирая вокруг себя военную молодежь и всех, готовых активно бороться с коммунизмом. Вскоре за ним на Дон прибыл ген.Корнилов и другие "Быховцы", и началось формирование Добровольческой армии.
9-го февраля 1918 года маленькая Добровольческая армия вышла в Первый Кубанский поход. Вместе с нею выступило три донских партизанских отряда, носивших названия по фамилиям их начальников: отряды Краснянского, Лазарева и Чернецова. Последнего уже не было в живых, но отряд сохранил имя своего доблестного командира. В станице Ольгинской эти три отряда были сведены в отдельный полк, получивший название Партизанского. В этот полк также вошел отряд юнкеров, пришедших из Киева на Дон вместе со своим командиром полк. Дедурой. После смерти генерала Алексеева этот полк был переименован в Партизанский генерала Алексеева пехотный полк. Состав полка был: молодые офицеры, юнкера, студенты, кадеты, гимназисты, казаки - в главном зеленая молодежь. Впоследствии цветами формы полка стали синий и белый - цвета юности, в память именно этой молодежи, пошедшей с Алексеевым и Корниловым в Первый Кубанский поход. Первым командиром полка был назначен генерал Богаевский, ставший позднее Донским атаманом."
Отрывок из статьи автора с инициалами Б.П. "Алексеевцы в Первом Кубанском походе", опубликованная в журнале "Первопоходник" в октябре 1974 года
 
Группа партизан-алексеевцев 23 июня 1918 года
 
Штаб Первой дивизии Добровольческой армии летом 1918 года
Полковник А.Н. Третьяков, полковник А.П. Кутепов, генерал-майор Б.И. Казанович, полковник Гейдеман
 
 Генерал Антон Иванович Деникин с генералами и офицерами русской армии 1919
 
Генерал-лейтенант, один из командиров Добровольческой армии, атаман Донского казачьего войска, командир партизанского Казачьего Пехотного полка в 1-м Кубанском походе Африкан Петрович Богаевский
 
"До сих пор еще ведется бесконечный спор между противниками и сторонниками смертной казни. Лучшие умы человечества глубоко возмущались фактом спокойного, обдуманного, с судебными формальностями убийства человека. Не один государь, начиная с Екатерины Великой, заявлял при вступлении на престол, что его рука не подпишет ни одного смертного приговора. Много говорилось всегда сентиментальных фраз о бесчеловечности и безнравственности смертной казни. В пылу милосердия все симпатии были часто на стороне «несчастного убийцы», а не погубленных им жертв...
Благодаря сентиментальности господ Керенских и К°, своевременно не расстрелявших Ленина и всю сволочь, которую немцы преподнесли нам в запечатанном вагоне, погибла Россия, пролилися реки крови и напрасно погибли десятки миллионов людей, замученных большевиками и погибших от голода. А ведь что стоило тому же Керенскому послать в свое время только одну роту надежных солдат к дворцу Кшесинской и тут же, на Троицкой площади, на том самом месте, где двести лет тому назад грозный Петр вешал изменников и казнокрадов, подвесить бы всю эту теплую компанию, которая совершенно безнаказанно, открыто призывала солдат к измене. "
А.П. Богаевский "Ледяной поход. Воспоминания 1918 года"
 
Бронепоезд "Генерал Алексеев"

Броневики Кавказской Добровольческой Армии

Погруженные на платформы танки
 
Первый бой

Он душу мне залил метелью
Победы, молитв и любви…
В ковыль с пулеметною трелью
Стальные легли соловьи.
У мельницы ртутью кудрявой
Ручей рокотал. За рекой
Мы хлынули сомкнутой лавой
На вражеский сомкнутый строй.
Зевнули орудия, руша
Мосты трехдюймовым дождем.
Я крикнул товарищу: «Слушай,
Давай за Россию умрем».
В седле подымаясь, как знамя,
Он просто ответил: «Умру».
Лилось пулеметное пламя,
Посвистывая на ветру.
И чувствуя, нежности сколько
Таили скупые слова,
Я только подумал, я только
Заплакал от мысли: Москва…

Иван Савин 1925
___________________
 
Генералы Гражданской войны воевали и гибли наряду с рядовыми солдатами и простыми офицерами. Самыми значительными потерями для Белого движения стали гибель генерала Лавра Корнилова под Екатеринодаром 31 марта 1918 года и генерала Сергея Маркова 25 июня 1918 года под Шаблиевкой.
 
Генерал Лавр Корнилов. Посмертное фото
 
Штурм Екатеринодара был предрешен Корниловым: он считал, что другого выхода не было... Корнилов согласился на это, и штурм назначен был на утро 1 апреля.
Около 7 часов утра я зашел к Корнилову, чтобы доложить ему о результатах своего объезда позиции бригады накануне вечером, а также последние утренние сведения. Лавр Георгиевич сидел на скамье, лицом к закрытому циновкой окну, выходившему на сторону противника... Он предложил мне сесть рядом с собой и рассказать то, что я видел. Невесел был мой доклад...  Мой рассказ продолжался около получаса. Корнилов молча выслушал меня, задал несколько вопросов и, отпустив меня, мрачно углубился в изучение карт. Его последние слова, сказанные как бы про себя, были: «А все-таки атаковать Екатеринодар необходимо: другого выхода нет...»
В коридоре я встретился с кем-то из офицеров, и мы стали разговаривать. Но не прошло и пяти минут после моего ухода от командующего, как раздался страшный грохот и удар точно молнии, от которого задрожал весь дом. Дверь из комнаты Корнилова открылась с страшным треском, и оттуда вылетел столб белой известковой пыли: снаряд попал в эту комнату.
Вслед за адъютантом Корнилова я бросился в нее и увидел ужасную картину: Корнилов лежал на полу с закрытыми глазами, весь покрытый белой пылью. Его голову поддерживал адъютант корнет Бек-Хаджиев; по левому виску текла струйка крови; правая нога была вся в крови; шаровары были разорваны. Корнилов тихо стонал.
В комнате все было перевернуто вверх дном. В наружной стене немного выше пола, как раз против того места, где сидел командующий армией, видно было отверстие, пробитое снарядом, который, видимо, разорвался, ударившись в стенку за спиной Корнилова. В комнате стояла столбом пыль, смешавшаяся с дымом разорвавшегося снаряда.  Когда я подошел, доктор, стоявший у изголовья носилок, приподнял веки Корнилова и тихо сказал: «Кончается...» Еще один вздох — и Корнилова не стало.
Кто-то сложил ему руки на груди крестом. Совершенно случайно я опустил руку в карман пальто и нашел там маленький крестик, машинально сделанный мною из восковой свечи во время последнего военного совета. Я вложил этот крестик в уже похолодевшие руки своего вождя.
Так закончил свою жизнь один из величайших русских патриотов, не побоявшийся открыто восстать против бездарного Временного правительства и затем большевиков. История отведет ему почетное место в рядах тех, кто боролся с проклятой советской властью, погубившей Россию. Добровольческая армия потеряла в нем горячо любимого Вождя, которому она безгранично верила; Россия — верного, доблестного сына, положившего свою душу за ее спасение.
А.П. Богаевский "Ледяной поход. Воспоминания 1918 года"
 
Корнилову
 
Не будь тебя, прочли бы внуки
В истории: когда зажег
Над Русью бунт костры из муки,
Народ, как раб, на плаху лег.
И только ты, бездомный воин,
Причастник русского стыда,
Был мертвой родины достоин
В те недостойные года.
И только ты, подняв на битву
Изнемогавших, претворил
Упрек истории – в молитву
У героических могил.
Вот почему с такой любовью,
С благоговением таким
Клоню я голову сыновью
Перед бессмертием твоим.

Иван Савин 1925
___________________

 
 
Генерал-лейтенант, участник Русско-японской и  Первой мировой войн, один из лидеров Белого движения на Юге России и организаторов Добровольческой армии, первопоходник Сергей Леонидович Марков. Активно поддержал выступление генерала Лавра Корнилова в августе 1917 года. Героически погиб при взятии станции Шаблиевка во время Второго Кубанского похода. В память о нем 1-й Офицерский полк Добровольческой Армии  был переименован в 1-й Офицерский генерала Маркова полк.
 
 
 Марковцы у своих орудий
 
"Ледяной поход", продолжавшийся 80 дней, как утверждают историки,  не достиг  своих целей: он не вызвал массового антибольшевистского движения казаков; добровольцы не смогли превратить Кубань в свою базу. Но тем не менее его участники сумели сохранить Добровольческую армию как боеспособную силу и как организующий центр Белого движения на юге России и дать толчок к развитию Белой Армии на всей территории бывшей России.
 
Знак, установленный в память Первого Кубанского похода. Его часто можно увидеть на фотографиях генералов и офицеров, участвовавших в Гражданской войне
 
"...Kорниловский "ледяной" поход имел чрезвычайное значение. Белые нашли в нем впервые свой язык, свою легенду, получили боевую терминологию, все, вплоть до новоучрежденного белого ордена, изображающего на георгиевской ленте меч и терновый венец".
А.Н. Толстой "Хождение по мукам"
 
 
 Генерал-майор, участник Русско-японской и Первой мировой войн, организатор и руководитель Белого движения на Юге России, убежденный монархист Михаил Гордеевич Дроздовский
 
"Старые" уцелевшие после походов дроздовцы 1920
Приказом генерал-лейтенанта А. И. Деникина № 288 от 12 (25) мая 1918 года Бригада Русских добровольцев полковника М. Г. Дроздовского была включена в состав Добровольческой армии
 
Штаб Второго Офицерского генерала Дроздовского полка  
 
"Дроздовцев, как и всех наших боевых товарищей, создала наша боевая, наша солдатская вера в командиров и вождей русского освобождения. В Дроздовского мы верили не меньше, чем в Бога. Вера в него была таким же само собою понятным, само собою разумеющимся чувством, как совесть, долг или боевое братство. Раз Дроздовский сказал - так и надо, и никак иначе быть не может. Приказ Дроздовского был для нас ни в чем неоспоримой, несомненной правдой.
Наш командир был живым средоточием нашей веры в совершенную правду нашей борьбы за Россию. Правда нашего дела остаётся для нас всех и теперь такой само собой понятной, само собой разумеющейся, как дыхание, как сама жизнь… Более пятнадцати тысяч дроздовцев, павших за русское освобождение, также и как бои и жертвы всех наших боевых товарищей были осуществлением в подвиге и в крови святой для нас правды."
А. В. Туркул "Дроздовцы в огне"
 
Но почему же тогда ничего не получилось? Почему "лапотники Красные", столь ненавистные большевики побеждали профессиональных военных? Видимо виной тому были нерешительность, разрозненность и просто нежелание воевать вместе... В результате Гражданская война растянулась на годы, породив массу правителей, атаманов, генералов и прочих руководителей на территории бывшей Российской империи. Единой России не получилось...
 

Тяжелый бронепоезд Добровольческой армии "Единая Россия" 1918

Интересная картинка-карикатура из одного эмигрантского журнала года этак 1925, но прекрасно иллюстрирующая ниже приведенные слова А.И. Деникина о том, что же произошло с Российской империей после революции 1917 года и в результате Гражданской войны. Чем и воспользовались в принципе большевики!
 
"Объявили о своем суверенитете Финляндия и Украина, об автономии — Эстония, Крым, Бессарабия, казачьи "области, Закавказье, Сибирь... Это явление, нося внешние признаки государственной целесообразности в непризнании самозванной центральной власти, заключало в себе серьезную опасность для будущего, как в ослаблении и, может быть, порыве внутренних исторических связей некоторых окраин с Россией, так, главным образом, в полном разъединении материальных и моральных сил при предстоящей борьбе с большевизмом. Внешне как будто все обстояло благополучно: Киев, Новочеркасск, Екатеринодар, Тифлис заговорили о федерации и коалиционном составе центрального правительства. Но на практике картина получалась иная: Украина «аннексировала» уже Харьковскую, Екатеринославскую, Херсонскую, часть Таврической губерний; Дон вел тяжбу с Украиной о границах и из за пустого в сущности вопроса Екатерининской ж. дороги обе «высокий стороны» придвигали к «пограничным» пунктам гарнизоны; самоопределившиеся «горские народы» огнем и оружием начали уже разрешать спорные исторические вопросы с Тереком; Тифлис накладывал руку на огромные общегосударственные средства Кавказского фронта. Но наиболее гибельной и предопределившей весь исход борьбы явилась идее, воспринятая по убеждению национальными шовинистами и по заблуждению — лояльным элементом: сначала отгородиться совершенно в территориальных, областных, национальных рамках не только от районов, пораженных большевизмом, но и от сравнительно «здоровых» соседей, заняться внутренней организующей работой и накоплением сил, а потом уже выступить активно сообразно со сложившейся политической обстановкой. Эта глубоко ошибочная идее давала большевизму время и возможность, действуя по «внутренним операционным направлениям» стратегического и политического фронта, разбить по частям и смести разрозненные противодействовавшие силы."
А.И. Деникин "Очерки русской смуты"
 
Лица, лица, лица... Гражданской войны
 
Генерал А.И. Деникин в танковом корпусе 1919 год
 
Генерал А.И. Деникин среди офицеров и атаманов во время Чеченского съезда Грозный 29 марта 1919 года 
 
Атаманы
Терский - генерал Вдовенко,  Донской - генерал Богаевский, Кубанский - Филимонов, Астраханский - Ляхов
 
Генерал, Донской войсковой атаман Алексей Максимович Каледин
 
  Генерал-лейтенант, казачий атаман, деятель Белого движения в Забайкалье и на Дальнем Востоке, Главнокомандующий вооруженными силами на дальнем Востоке  Григорий Михайлович Семенов
 
Генерал-лейтенант, атаман Оренбургского казачества Александр Ильич Дутов
 
Добровольческая Армия в Сочи в 1919 году
 
Ты кровь их соберешь по капле, мама…
                                            Братьям моим. Михаилу и Павлу
 
Ты кровь их соберешь по капле, мама,
И, зарыдав у Богоматери в ногах,
Расскажешь, как зияла эта яма,
Сынами вырытая в проклятых песках,
Как пулемет на камне ждал угрюмо,
И тот в бушлате, звонко крикнул: «Что, начнем?»
Как голый мальчик, чтоб уже не думать,
Над ямой стал и горло проколол гвоздем.
Как вырвал пьяный конвоир лопату
Из рук сестры в косынке и сказал: «Ложись»,
Как сын твой старший гладил руки брату,
Как стыла под ногами глинистая слизь.
И плыл рассвет ноябрьский над туманом,
И тополь чуть желтел в невидимом луче,
И старый прапорщик, во френче рваном,
С чернильной звездочкой на сломанном плече,
Вдруг начал петь – и эти бредовые
Мольбы бросал свинцовой брызжущей струе:
Всех убиенных помяни, Россия,
Егда приидеши во царствие Твое…
 
Иван Савин 1925
____________________
 
Генерал-лейтенант, участник Русско-японской и Первой мировой войн, один из главных руководителей Белого движения, Главнокомандующий Русской Армии в Крыму и Польше Петр Николаевич Врангель
 
В конце марта 1920 года, сдав Дон и Кубань, Белая Армия эвакуировалась в Крым. В Крым из Кубани сумели эвакуироваться 33 тысячи добровольцев и донцев. 5 апреля 1920 года вышел приказ Деникина, в котором Главнокомандующий заявлял о своей отставке и передаче своего поста генералу Врангелю.
 

Генерал Петр Николаевич Врангель  в Севастополе 1920
 
Когда опасный для всех призрак большевизма исчезнет, тогда народная мудрость найдет ту политическую равнодействующую, которая удовлетворит все круги населения. Пока же борьба не кончена, все партии должны объединиться в одну, делая внепартийную деловую работу. Значительно упрощенный аппарат управления мною строится не из людей какой-либо партии, а из людей дела. Для меня нет ни монархистов, ни республиканцев, а есть лишь люди знания и труда.
На такой же точке зрения я стою в отношении к вопросу, о так называемой «ориентации». С кем хочешь, - но за Россию, - вот мой лозунг.
Врангель П.Н.  "Записки", из речи в Севастополе
 

Генерал, активный участник Белого движения Александр Иванович Кутепов и легендарный адмирал, Верховный правитель России (1918—1920 гг.), признанный на этом посту всеми руководителями Белого движения и государствами Антанты Александр Васильевич Колчак
 
 Генерал от кавалерии, участник Первой мировой войны, помощник Верховного руководителя Добровольческой армии, Председатель Особого совещания, командующий войсками Киевской области Абрам Михайлович Драгомиров
 
 Генерал-лейтенант, Главнокомандующий армиями Восточного фронта Русской армии, возглавлял 1-й Волжский ("Каппелевский") корпус армии Колчака Владимир Оскарович Каппель.
 
Генерал, последний кавалер Ордена Святого Георгия II класса, во время Гражданской войны возглавлял силы, действовавшие на Северо-Западном направлении Николай Николаевич Юденич  
 
 
* * *
 
Придут другие. Они не вспомнят
Ни боли нашей, ни потерь,
В уюты наших девичьих комнат
Толкнут испуганную дверь.
Им будут чужды немые строки
Наивных выцветших страниц,
Обоев пыльных рисунок строгий,
Безмолвный ряд забытых лиц.
Иному Богу, иной невесте
Моленье будет свершено.
И им не скажет никто: отвесьте
Поклон умолкнувшим давно...
Слепое время сотрет скрижали
Годов безумных и минут,
И в дряхлом кресле, где мы рыдали,
Другие – песни запоют...
 
Иван Савин 1923
_______________________
 
МОЕМУ ВНУКУ
Завещание

Я не знаю, каким ты будешь: смуглым или золотоволосым, скрытным, с деланным равнодушием серых глаз, или с глазами синими и душой открытой, как кусочек весеннего неба в тяжелом полотне туч, жестоко ли заколотишь себя в дымком склепе кабинета, или, махнув на все рукой, беспечной на чины, ранги и ордена, до заката своих дней просмеешься на чердаках богемы.
Я даже не знаю, будешь ли ты вообще.
Как приподнять" завесу будущего? Уже из этого факта ты, сын моего несуществующего сына, можешь заключить, каким безнадежным мечтателем был твой странный дед.
Иногда, вот и сегодня, мне кажется, что ты весь будешь в бабку, тоже еще пока находящуюся в проекции: чуть-чуть нелогичный, с пухлыми пальцами и сердцем тоже пухлым, вечно ребячьим. В детстве будешь часто плакать крупными горошинами слез и любить бутерброды «в три этажа». Потом вытянешься, закуришь потихоньку, в промежутках между излучениями семнадцати наук, будешь бить головой футбольный мяч или мячом голову, скажешь какой-нибудь девочке, играющей в девушку, «я вас люблю»... и радостно подумаешь: «Я совсем взрослый»... Потом...
Вот по поводу этого «потом» я и хочу поговорить с тобой, мой милый внук.
В самом деле, что будет потом? Это так просто: тебе раза два изменит любимая женщина и раза три не заплатит по векселям лучший друг, и ты попробуешь приставить к виску нехорошую штуку, которая у нас называется револьвером. Или для переселения в иной мир у вас будут выдуманы особые радиоволны?
Пусть так. Пытаясь прожечь себя радиоволной, ты обязательно подумаешь, что жить не стоит, а если будет в тебе особый род недуга — неравнодушие к цитатам, то и скажешь не без трагизма: «... а жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, такая пустая и глупая шутка»...
Вот тогда то и вспомни совет деда: жизнь беспредельно хороша!
Мы, то есть все те, кто отошел уже в вечность — сходи сегодня ко мне на могилу и принеси цветов (только не красных) мы всю свою жизнь ныли. Смешно сказать: пережарит ли кухарка жаркое, падут ли акции какого-либо банка случайно купленные и полузабытые, немного суше, чем обычно, поздоровается «она» — мы неизменно ворчали:
«Ну и жизнь! Вот бы кто-нибудь перевернул ее вверх дном!»
Теперь ее перевернули. Кажется, надолго. Десятый год, мировые акробаты, стоим у края черной бездны, бывшей когда-то Россией. И только теперь, только блестя налитыми кровью глазами, мы поняли, наконец, что «ну и жизнь» была настоящей жизнью, что мы сами превратили ее в скачку с препятствиями на сомнительный приз, пробили голову нашему прошлому, выкололи глаза у будущего, оклеветали самих себя.
Еще в школе, ты читал в учебнике истории, что вторую русскую революцию — некоторые называют ее великой — подготовили социальные противоречия и сделали распустившиеся в тылу солдаты Петербургского гарнизона.
Не верь!
Революцию сделали и подготовили мы.
Революцию сделали кавалеры ордена Анны третьей степени, мечтавшие о второй;
студенты первого курса, завидовавшие третьекурсникам и наоборот;
штабс-капитаны до глубины души оскорбленные тем, что Петр Петрович уже капитан;
добродетельные жены, считавшие верность занятием слишком сладким
и жены недобродетельные, полууверенные в том, что изменять своим мужьям — довольно горько;
учителя математики, презиравшие математику и всем сердцем любившие что-нибудь другое;
судебные следователи, страстно мечтавшие быть послезавтра прокурорами.
Революцию сделали те, кто хныкал с пеленок до гроба, кто никогда и ничем не был доволен, кому всего было мало, кто, в девяноста девяти случаях из ста, ныл, жаловался, брюзжал и ругался, так сказать, по инерции.

А сделав революцию, мы с безмерной болью — ты не поймешь этой боли, милый мой — убедились, что у нас была не воображаемая, не мифическая, а действительная жизнь, теплая, ласковая, богатая, чудная жизнь. Теперь нет ничего, мы сами себя ограбили. Тебе, пронизанному жизнью, солнцем, уютом семьи и родины, тебе трудно представить себе, что значит бродить по чужим дворам, никогда не смеяться, душу свою живую, человечью душу, вколачивать в тиски медленной смерти. Как же нарисую тебе протянутое по всему миру полотно, вышитое нашими нервами?
Что же в сравнении с этим бешеным камнем — изменившая тебе даже два раза женщина, или друг, не заплативший по векселям хотя бы трижды? В мире, в чудесном мире, так много прелестных женщин, что иногда даже кажется, будто... их слишком уж много для одной жизни. Исправных должников, особенно в кругу друзей, правда, меньше, но их если хорошенько поискать, найдется не мало.
А жизнь одна. Не двадцать, не миллион, а одна. Не комкай же ее, не проклинай, не рви.
Не ной, не хнычь, не брюзжи, чтобы не очутиться у разбитого корыта, как твой вздорный дед, не опрокидывай жизни вверх дном. И не делай революций.

Бог с ними!
Иван Савин 1925
 
 
___________________
 
P.S. Данный материал нисколько не претендует на историческое исследование, это просто мысли вслух к дате дня. Все фотографии кликабельны и увеличиваются до большого размера. Источник их - английское издание книги А.И. Деникина "Очерки русской смуты", а также различные книги и журналы русской эмиграции.
Русские мемуары А.И. Деникина можно прочесть здесь: Деникин А.И. Очерки русской смуты. — Париж, 1921
Стихи и прозу Ивана Савина можно прочесть вот тут: Стихотворения. Избранная проза Иван Иванович Савин

4 комментария:

  1. Костюмчики, погоны, национальная одежда народов мира еврейский маскарад. Зачем военные, если нет иностранного противника? Везде крипты перхатые.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вон Врангель, Кутепов и остальные сверху повыпячивали еврейские морды и что? Ничего - обнаглевшие детишки, вечные дегенераты. Видно, что мозги отсутствую.

      Удалить
    2. Анонимный24 июня 2017 г., 13:34

      Вам видимо близки Троцкий и компания!
      Так они евреи и нацмены.
      А дети у Вас... видимо из тех же.., если еще родились!

      Удалить
  2. Анонимный24 июня 2017 г., 13:26

    В Белых частях воевали и евреи, это не секрет! Да, много и других национальностей... А то, что форма разная, так она и сейчас разная....
    Потомок.

    ОтветитьУдалить