четверг, 8 сентября 2016 г.

Воспитательный дом в Москве

Продолжая тему благотворительности и милосердия в России, стоит вспомнить и о Воспитательных домах (по-современному - Детских домах для сирот и брошенных детей). Очень часто можно услышать, что до революции в России не было специально организованных детских домов и сироты были брошены на произвол судьбы, но это не так. На Васильевском лугу в Москве, рядом с Кремлем, в 1763-1781 года архитектором  К.И.Бланком было выстроено одно из самых грандиозных зданий Москвы -  Воспитательный дом. В разработке проекта участвовали архитекторы Ю.М.Фельтен и, предположительно, М.Ф.Казаков. Архитектура комплекса (общая длина которого порядка 400 м) простая, но вместе с тем внушительная и строгая. Здание как бы парит над Москвой-рекой, декор завершает чугунная ограда. К сожалению доступа на территорию этого особняка нет - сейчас это военный объект - Академия ракетных войск стратегического назначения, но все же побродить рядом можно и... вспомнить историю этого здания и его обитателей.

"Объявляем всем и каждому. Призрение бедным и попечение о умножении полезных обществу жителей, суть две верховные должности и добродетели каждого Боголюбивого владетеля. Мы, питая их всегда в нашем сердце, восхотели конфиромовать ныне представленный Нам генерал-поручиком Бецким проект с планом о построении и учреждении общим подаянием в Москве, как древней столице империи Нашей, Воспитательного дома для приносных детей с особым гошпиталем сирым и неимущим родильницам"
Из Манифеста Екатерины II об “Учреждении Московского Воспитательного дома” от 1 сентября 1763 г 
Неизвестный художник школы Ф.Я. Алексеева.  Московский воспитательный дом. 1800
(Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)

История Воспитательных домов в России берет свое начало в веке XVIII, когда в Новгороде в 1706 году был открыт при одном из монастырей  первый  приют для "незаконнорожденных и всяких подкидных младенцев". Монастыри и церкви стали открывать такие приюты на частные пожертвования. На государственном же уровне Воспитательные дома стали создаваться при Петре I, согласное его указу от 1715 года и назывались они "сиротопитательницами", но Петр умер и сиротские дома были закрыты, благое дело кануло в лету на несколько долгих лет.

Рослин А. Бецкой Иван Иванович 1777
(Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург)
"Корень всему злу и добру - воспитание... Украшенный или просвещенный науками разум не делает еще доброго и прямого гражданина, но во многих случаях паче во вред бывает, если кто от самых нежных юности своей лет воспитан не в добродетелях"
И.И. Бецкой

Вновь о просвещении и приютах для сирот заговорили уже в царствование Екатерины II и обязаны мы появлением Воспитательного дома в Москве Ивану Ивановичу Бецкому. Человек разносторонний и увлекающийся вопросами воспитания молодого поколения, Бецкой пишет императрице послание, называвшееся "Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества". Текст этот стал своего рода  стандартом образования для всей России. Императрица, ознакомившись, начертала на письме: "Быть по сему". "Генеральное учреждение" стало законом. 21 апреля 1764 года – в день рождения императрицы – был заложен Императорский Воспитательный дом.
Обучение по Бецкому должно было происходить непрерывно до достижения питомцами двадцатилетнего возраста и разделялось на общее и специальное. В общеобразовательных классах должны были преподаваться вероучение, рисование, чтение, письмо, арифметика, география, бухгалтерский учет, правила поведения, основы законодательства. Отдельные предметы - "мануфактуры, фабрики, коммерция, садовничество и прочие искусства, до экономии принадлежащие; изящные художества тем, кои к сему способны, рукоделия, женскому полу принадлежащие"... "По прошествии 14 или 15 лет, должны как мужеска, так и женска пола дети приготовляться к совершенному окончанию разных мастерств; и так, мальчиков отдавать учиться мастерствам, какие они по склонности выберут. На обучение ж всего времени в простых мастерствах четыре или пять лет полагается" - это уже программа специального образования. Телесные наказания были запрещены полностью и воспитание проводилось путем увещеваний.
На бумаге выглядело все красиво, а в жизни как?  Первые два постояльца, нареченные в честь самодержцев Екатериной и Павлом, умерли вскоре после того, как поступили на воспитание. Смертность стала просто бедой - по данным историков умирало до 80% сирот, оказавшихся в Воспитательном доме.  Кого принимали на "жительство": из циркуляра известно, что следовало "...принимать в оный детей, кои либо тайно рождены, либо от убогих и неимущих родителей произошли, и через то избавить их от безвременной погибели; воспитать сих детей в пользу государства; принимать бедных женщин, коим приходит время родить, чтобы они том доме освобождались от бремени".  Привратник открывал  ворота и без лишних вопросов принимал нового постояльца. У матерей лишь спрашивали, – был ли крещен малыш. Здесь так же анонимно женщины могли и рожать – для этого было создано специальное отделение. Если дама не желала показывать свое лицо даже повитухам, ей разрешалось надевать маску.

Воспитательный Дом Фото начала 20 века

Содержался Воспитательный дом исключительно на пожертвования благотворителей, первыми из которых были императрица и сам Бецкой. Затем к ним присоединились несколько знатнейших вельмож, некоторые царицыны родственники, а также жившие в Москве греки, татары, армяне, голландские и немецкие купцы. Больше спонсоров у главного попечителя Воспитательного дома Ивана Ивановича Бецкого поначалу не было.

Церковь Святой Екатерины. Воспитательный Дом Фото начала 20 века

Детям не хватало грудного молока специально нанятых кормилиц и тогда Бецкой построил целую молочную ферму у Дорогомиловской заставы. Иван Иванович также не рассчитал число своих питомцев: в палатах на сорок человек пришлось помещать вдвое больше. Из-за этой тесноты бичом стали заразные болезни. Справиться удалось только с эпидемией оспы. Это именно Бецкой в свое время уговорил Екатерину II сделать прививку самой, а затем привить и всю Россию. Московские сироты, оказались одними из первых. После чудовищных потерь  Бецкой пришел к выводу, что единственный способ сохранить жизнь подопечным младенцам - это отдать их в крестьянские семьи на вскармливание хотя бы до четырехлетнего возраста. Что и было, в конце концов, сделано. Тем, кто выжил в свои первые годы пребывания в Воспитательном доме, повезло дважды. Их выучили в точном соответствии с "Генеральным учреждением".  Особо одаренных выпускников посылали в Университет и Академию художеств, некоторых даже за границу. Тогда же из учеников Воспитательного дома организовали театральную, танцевальную и хоровую самодеятельные труппы: на концерты ходила вся просвещенная Москва. Прошедшие полный курс обучения получали паспорта, они и их потомки  могли быть только вольными. В крепостные их записывать запрещалось. Так же существовало еще одно правило:  крепостной, женившийся на сироте – воспитаннице Воспитательного дома, получал свободу.

Левицкий Д.Г.  Портрет П. А. Демидова. 1773

При Московском Воспитательном доме существовало еще Коммерческое училище имени Прокофия Демидова, известного тогда благотворителя. Устав этого училища составлял Бецкой, но он советовался с Демидовым. В декабре 1772 г. план его был уже утвержден императрицей. Училище предназначалось для 100 мальчиков купеческого происхождения. Дети принимались с 5 - 6 лет, оставались в училище до 20-летнего возраста и  не отпускались домой (чем не прообраз будущего знаменитого Царскосельского лицея?). Обучение было энциклопедическое; в школе проходились: языки - русский, немецкий, французский, затем арифметика, геодезия, история, геометрия. механика, мореплавание, красноречие, натуральная история, физика, химия, бухгалтерия, экономия, сведение прав государственных.  Воспитание должно было закончиться путешествием на Запад, чтобы воочию увидать успех торговли и научиться немного вести дела.

Воспитательный Дом Фото начала 20 века 

Но... как боится Россия всего нового - на первый набор учеников никто не явился; Бецкому пришлось прислать всех учеников из Петербурга. Во второй прием в 1776 г. в Москве поступило 8 человек, из них купеческих сыновей только 2, a недостающее 12 были взяты опять из Петербурга. Постепенно из года в год увеличивалось количество поступающих москвичей. В 1785 году был первый выпуск воспитанников Коммерческого училища. В Собрании Опекунского Совета Воспитательного дома был устроен им экзамен, в присутствии 2 иностранных бухгалтеров и двух своих. Все они получили дипломы.

Доу Дж. Императрица Мария Фёдоровна в трауре (на груди камея с портретом Павла I)

После смерти Екатерины Павел I   передал управление Воспитательным домом своей супруге, императрице Марии Федоровне. Она  серьезно реформировала воспитательную и, главным образом, образовательную систему. Дети учились в Воспитательном доме одиннадцать лет. За это время они получали рабочую специальность (например, плотника) и небольшой капитал – каждому из них причиталась маленькая стипендия, которая хранилась в государственном банке и выдавалась после выхода из казенного учреждения. После одиннадцатилетней учебы следовал год практики и шесть лет обязательной службы. И денежное пособие можно было получить только в том случае, если обязательная служба проходила успешно. О том, что это реформаторство было успешным,  говорит то, что в 1826 году образование, полученное в Воспитательном доме, было приравнено к курсу гимназии. Это позволяло воспитанникам поступать в университет или на гражданскую службу, а также становиться фельдшерами или садовниками. А вот Коммерческое училище из Воспитательного дома в 1799 г. было переведено в Петербург из-за бунтов и некачественного обучения.

Один из входов Воспитательного дома

Николай I 1837 году  издал указ об обращении всех учебных классов Воспитательного дома в Институт исключительно для образования сирот военных и гражданских обер-офицеров и переводе всех имевшихся на тот момент в Воспитательном доме питомцев "в деревенское сословие". По этому указу все воспитанники отправлялись в деревни, чтобы там, по достижении совершеннолетия, стать "вольными хлебопашцами". Это уничтожило то, что когда-то задумывал Бецкой и... далее все было пущено на самотек. А потом была революция, в  1920 году Воспитательный дом горел, был восстановлен, назван  "Дворцом труда" или "Вторым Домом Союзов". В 1939 году сюда из Ленинграда переехала Артиллерийская академия имени Ф.Э. Дзержинского  (теперь это Академия РВСН).  

Современный вид Воспитательного дома

ГЕНЕРАЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ О ВОСПИТАНИИ ОБОЕГО ПОЛА ЮНОШЕСТВА

Иван Бецкой
конфирмованное Ея Императорским Величеством 1764 года марта 12 дня
Всепресветлейшая, Державнейшая, Великая государыня, Императрица и Самодержица Всероссийская. Всемилостивейшая Государыня!
Редко великие Государи о таких делах крайнее имеют попечение, которых плоды медлительны и которые, чем большую обещают пользу для потомства, тем большего труда и неистощимого великодушия требуют. Слава скоротекущих дел чаще упражняет самые величайшие души: в ней находят они и скорое подвигов своих воздаяние, и новое к оным поощрение.
Преодолеть суеверие веков, дать народу своему новое воспитание и, так сказать, новое порождение есть дело, совокупленное с невероятными трудами, а прямая оных польза остается вся потомству. В сем, однако ж, наибольшее изволите Ваше Императорское Величество прилагать старание, и при славе Вашего Государствования не имеет к тому иного поощрения, кроме обитающих в особе Вашего Величества Божественных дарования и Материнского к подданным Вашим благоутробия, и при всей тягости государственного правления не находит иного подкрепления, кроме Вашей твердости и великодушия.
Таково точно учреждение в Москве Воспитательного дома под Монаршим Вашего Императорского Величества покровительством. Там прозорливое Ваше намерение к тому клонится, чтобы бедных и неповинных младенцев от пагубы, а немилосердых убийц от смертного избавить греха и таких людей обществу полезными сделать, кои были в тягость оному своими пороками и своею жизнию.
Таковы и ныне вновь Монаршие попечения, о которых не знаю, изъяснил ли я слабым моим слогом Вашего Императорского Величества намерения, каким образом учредить в России Воспитательные училища, но то знаю, что все меры употребил, тщательно стараясь изобразить изустно повеления и высокие мысли Августейшей моей Монархини как следует:
«С давнего уже времени имеет Россия Академию и разные училища, и много употреблено иждивения на посылку российского юношества для обучения наукам и художествам, но мало, буде не совсем ничего, существительных от того плодов собрано. Разбирая прямые тому причины, не можем мы жаловаться на Провидение и малую в Российском народе к наукам и художествам способ ность, но можно неоспоримо доказать, что к достижению того не прямые токмо пути избраны были, а чего совсем не доставало, о том совсем и помышляемо не было.
Из посланных еще при Государе Императоре Петре Великом дворяне с хорошими возвратились успехами в том, чему они обучаться назначены были, но по возвращении, имея путь и право к большим чинам и заслугам, не могли они в том упражняться.
Другие, из простого народа к наукам взятые, также весьма скоро успевали в оных, но скорее еще в прежнее невежество и небытие возвратились, отчего и людей такого состояния, которое в других местах третьим степенем или средним называется, Россия до сего времени и произвести не могла.
Искусство доказало, что один только украшенный или просвещенный науками разум не делает еще доброго и прямого гражданина, но во многих случаях паче во вред бывает, если кто от самых нежных юности своей лет воспитан не в добродетелях, и твердо оные в сердце его не вкоренены, а небрежением того и ежедневными дурными примерами привыкает он к мотовству, своевольству, бесчестному лакомству и непослушанию. При таком недостатке смело утверждать можно, что прямого в науках и художествах успеха и третьего степени людей в государстве ожидать всуе и себя ласкать.
По сему ясно, что корень всему злу и добру Воспитание, достигнуть же последнего с успехом и с твердым исполнением не инако можно, как избрать средства к тому прямые и основательные.
Держась сего неоспоримого правила, единое токмо средство остается, то есть произвести сперва способом Воспитания, так сказать, новую породу или новых отцов и матерей, которые могли бы детям своим те же прямые и основательные воспитания правила в сердце вселить, какие получили они сами, и от них дети предали бы паки своим детям, и так следуя из родов в роды в будущие века.
Великое сие намерение исполнить нет совсем иного способа, как завести воспитательные училища для обоего пола детей, которых принимать отнюдь не старее как по пятому и по шестому году. Излишно было бы доказывать, что в те самые годы начинает дитя приходить в познание из неведения, а еще нерассудительнее верить, якобы по прошествии сих лет еще можно поправить в человеке худой нрав, чем он уже заразился, и поправляя его, те правила добродетелей твердо в сердце его вкоренять, кои ему иметь потребно.
И так о воспитании юношества пещися должно неусыпными трудами, начиная, как выше показано, от пятого и шестого до осьмнадцати и двадцати лет безвыходного в училищах пребывания. Во все же то время не иметь им ни малейшего с другими сообщения, так что и самые ближние сродники хотя и могут их видеть в назначенные дни, но не инако как в самом училище, а то в присутствии их Начальников. Ибо неоспоримо, что частое с людьми без разбору обхождение вне и внутре онаго весьма вредительно, а наипаче во время воспитания такого юношества, которое долженствует непрестанно взирать на подаваемые примеры и образцы добродетелей.
При сих воспитательных учреждениях первое прилагать должно старание, чтобы вселять в юношество страх Божий, утверждать сердце в похвальных склонностях и приучать их к основательным и приличествующим состоянию их правилам: возбуждать в них охоту к трудолюбию, и чтоб страшились праздности как источника всякого зла и заблуждения, научить пристойному в делах их и разговорах поведению, учтивости, благопристойности, соболезнованию о бедных, несчастливых и отвращению от всяких предерзостей, обучать их домостроительству во всех онаго подробностях, и сколько в оном есть полезного, особливо же вкоренять в них собственную склонность к опрятности и чистоте как на самих себе, так и на принадлежащих к ним; одним словом, всем тем добродетелям и качествам, кои принадлежат к доброму воспитанию и которыми в свое время могут они быть прямыми гражданами, полезными общества членами и служить оному украшением.
Такие и тому подобные правила, когда посеются в сердцах воспитываемого юношества, надеяться можно, тем лучший плод произведут, что согласоваться будут с младостью и непорочностью их возраста. Просвещая при том их разум науками и художествами по природе, полу и склонности каждого, обучаемы быть должны с примечанием таким, что прежде, нежели отрока обучать какому художеству, ремеслу или науке, надлежит рассмотреть его склонности и охоту и выбор оных оставить ему самому. Душевные его склонности всемерно долженствуют в том над всеми прочими уважениями преимуществовать: ибо давно доказано, что не предуспеет он ни в чем том, чему будет прилежать по неволе, а не по своему желанию.
При том весьма еще важное примечание иметь должно в сих воспитательных Училищах, то есть дабы для юношества все то наблюдаемо было, что к жизни, целости здравия и крепости сложения служить может, как-то: в построенных жилищах приводом чистого воздуха, неупотреблением всякого звания медной посуды, также и всякими невинными забавами и играми оное юношество увеселять и чрез то мысли его приводить всегда в ободрение, а напротив того, искоренять все то, что токмо скукою, задумчивостью и прискорбием называться может; и сего правила из памяти не выпускать.
От сих первых учреждений зависит все воспитание, которое дано будет первому от оных новой породы происхождению. Почему само собою понятно, какая потребна осторожность и благоразумие в выборе Учителей и Учительниц, а особливо главными над воспитательными училищами Директоров и Правителей. В последних сих вся важность и затруднение состоит: им надобно быть всем известной и доказанной честности и праводушия, а поведение их и нравы долженствуют быть наперед ведо мы и непорочны, особливо же надлежит им быть терпеливым, рассмотрительным, твердым и правосудным и, одним словом, таковым, чтобы воспитывающееся юношество любило их и почитало, и во всем добрый от них пример получало.
Сего ради остается в дополнение изъяснить, что все сие единственно зависит от особливого учреждения и даваемых наставлений, кои надлежит сочинить с великим размышлением и осторожностию, дабы все соображено было ясно, внятно и точно, и чтоб ничего того пропущено не было, что надлежит до Учителей, Учеников, до поведения тех и других и до общего в сих училищах наблюдаемого порядка. Ибо при начинании сего надобно сперва за точное принять правило: или делать, и делать целое и совершенное, или так оставить и не начинать».
Таковым премудрым узаконением Генерального сего Учреждения Ваше Императорское Величество достигнете самых истинных и единственных причин благополучия Российского рода. Ваше Величество доказываете сие точно данным мне повелением представить Себе вследствие того надобные регламенты и инструкции к исполнению высочайшего намерения Вашего о учреждении таковых воспитальных училищ, во-первых, в Санкт-Петербурге при Академии художеств, второе, во всех губерниях Российской Империи, третье, для двухсот дворянских девиц, определяя для последних часть знатного здания, построенного Ея Величеством Государынею Императрицею Елизаветою Петровной, Вашею любезнейшею Теткою незабвенной памяти, яко монумент Ея набожности и благочестия; соединяя Ея намерения и пользу государства таким образом, что сугубо тем прославляема будет пекущаяся о нас премудрость Божия.
Свет будет удивляться великости и премудрости намерений Ваших, всемилостивейшая Государыня! А потомки будут в Вас прославлять неумирающую Мать их блаженства и просвещения. Но как теперь не остается ко изъявлению чувств нашей благодарности и признания иного способа, как содействовать по мере наших сил и состояния толиким о нас Монаршим промыслам и усердные воссылать желания, то да увенчает всемогущая рука Божия все намерения Ваши такими успехами и славою, как непостижимо и чудесно Провидение его увенчало Вас короною.
Вашего Императорского Величества всеподданнейший
Иван Бецкой
На подлинном собственною Ея Императорского Величества
рукою написано тако:
"Быть по сему".
(по изданию: "Собрание учреждений и предписаний касательно воспитания
в России обоего пола благородного и мещанского юношества". Т. 1. СПб., 1789.)

Комментариев нет:

Отправить комментарий