суббота, 11 февраля 2017 г.

История коронационного наряда последней императрицы Александры Федоровны

27 февраля 1834 года император Николай I издает положение о "дресс-коде" - "Описание дамских нарядов для приезда в торжественные дни к Высочайшему Двору". В документе оговаривались цвет, покрой и длина платьев, головные уборы и наличие драгоценностей. Император очень любил порядок во всем и не терпел расхлябанности, как в жизни, так и в "мундирном" одеянии придворных. Главный упор в этом высочайшем рескрипте делался на русскость костюмов, их покрой и на внешний вид дам. Спустя время стандартной фразой в приглашениях на рауты стала такая: "дамам быть в русском платье, а кавалерам в парадных мундирах". Стоит сказать, что Николай был далеко не первым из русских императоров, кто пытался регламентировать стиль одежды высшей знати: это делали и Петр I (требовавший наоборот все шить из одежды и носить в европейском стиле), и Екатерина II (любившая все русское), и Павел I (делавший акцент на прусской моде). "Революция" в моде от Николая I, однако, так и просуществовала до 1917 года и очень активно использовалась русским двором на всех более-менее значимых придворных празднествах и балах.

Маковский К.Е. Парадный портрет императрицы Александры Федоровны
 в коронационном наряде 1896

В соответствии с правилами, установленными Николаем I, был исполнен и коронационный наряд последней российской императрицы Александры Федоровны. Свадьба ее с Николаем II состоялась в конце 1894 года, а коронация, в связи с трауром по императору Александру III, была назначена на май 1896 года. Таким образом у придворных было почти полтора года на то, чтобы подготовить коронационный наряд, сделав его уникальным.

В феврале 1895 года была создана специальная коронационная комиссия для подготовки к предстоящим торжествам. В компетенцию комиссии входила и обязанность по подготовке коронационных нарядов будущих монархов. Платье императрицы должно было быть выполнено в русском стиле, решено было его сделать особенным, украсив его необычной отделкой в виде вышивки. Эту часть работы было поручено выполнить фрейлине императрицы Марии Федоровны, Марии Николаевне Ермоловой, внучке русского генерала Петра Николаевича Ермолова, участника войны 1812 года и заграничных походов. Мария Николаевна отличалась хорошим художественным вкусом и разбиралась в рукоделии, в частности в видах вышивок. С ее помощью был организован конкурс среди художников на представление эскизов вышивок для платья императрицы. Участниками конкурса были такие знаменитости как Михаил Врубель и Николай Козлов. Первый предложил сделать вышивку на платье в византийском стиле, второй - в стиле Луи XV. Был и третий вариант: "ученая рисовальщица" Елена Тайхерт предложила орнаменты в традиционном русском стиле "по мотиву, из древней ризницы Новоспасского московского монастыря (усыпальницы бояр Романовых)". Этот третий вариант больше всего и понравился Николаю и Александре. Есть еще одна версия, что якобы этот третий вариант был вариантом самой фрейлины Марии Ермоловой, возможно и так.

Итак, рисунок был выбран, следующим этапом был выбор ткани, на которой мастерицы должны были вышивать утвержденный орнамент. Деятельное участие в создании коронационного платья принимала и вдовствующая императрица Мария Федоровна. Помня свою личную коронацию, она настоятельно советовала своей невестке пойти на любые возможные меры по уменьшению веса платья, поскольку с лишними килограммами на плечах длинная церемония обещала и вовсе стать тяжелой и некомфортной. Именно поэтому изначально основным материалом была выбрана легчайшая полупрозрачная серебряная газовая парча. Но при вышивании, которое было поручено московским монахиням-рукодельницам из Ивановского монастыря, выяснилось, что на полупрозрачную ткань вышивка серебряными нитями и жемчугом ложится неровно, тянет ткань в разные стороны и получается все очень некрасиво. Настоятельница монастыря игуменья Сергия писала, что лучше выбрать другую ткань, более плотную.

В России на тот момент было несколько ткацких мануфактур, которые выпускали парчовые и шелковые ткани. Самой знаменитой была мануфактура товарищества А.и В. Сапожниковых. Старый купеческий род  выпускал ткани ничем не уступавшие французским материям, как красотою цветов, так и совершенством исполнения. С 1852 года Сапожниковы исполняли заказы при облачении духовенства ко дням священных коронований, для отделки тканями придворных дворцов. Вот к главе этой фирмы - купцу первой гильдии Владимиру Григорьевичу Сапожникову - и обратилась Мария Ермолова за нужной тканью для платья императрицы. Выбор пал на тяжелую серебристо-серую парчу с названием "грань". На платье было заказано аж 45 метров этой ткани.

Коронационное платье императрицы Александры Федоровны

Процесс изготовления платья был очень трудным и кропотливым: у Сапожниковых делали парчу, отсылали ее в Петербург, где в фирме придворной портнихи Ольги Бульбенковой ("Мадам Ольга. Платья, мантильи и придворные шлейфы"), делали крой деталей платья, затем части пересылали обратно в Москву в монастырь для вышивания, а потом увозили обратно в столицу для общей "сборки" наряда. Монахиням качество кроя не нравилось, вернее им не нравилось как части сшивались, искажая вышивку. Раскрой был сделан "сикось-накось", на машинке сливались детали, хотя надо было делать сшивку строго вручную. Кроме того, парча и вышивка пожелтели в некоторых местах от неправильной глажки ткани утюгом. Монахиням приходилось многое переделывать заново, кое-где надставлять и ушивать детали. Но результат многочасовой работы был настолько красив, что Великая княгиня Елизавета Федоровна, первой из Романовых увидевшая наряд, назвала вышивку "шедевром рукоделия". Наряд невесты дополняли корона и бриллиантовый Орден святого Андрея Первозванного, исполненные в ювелирной мастерской Карла Августа Гана.

Туфли для коронации императрицы Александры Федоровны

Туфли Александры Федоровны были изготовлены в магазине обуви "И.Егоров": из серебряной гладкой парчи, с овальным носком, мелкие, на среднем каблуке, на подкладке из белой лайки и хлопчатобумажного полотна, с лайковыми стельками, на кожаной подошве. Каблук широкий, фигурный. Туфли спереди украшены узким бантиком и стилизованным цветочно-растительным узором, шитым серебряной канителью и мелким жемчугом; по краю - обшиты узкой белой тесьмой. На стельках - тисненая золотая надпись.

Коронационная мантия последних Романовых

Кроме того, было изготовлено три одинаковых мантии для коронации - для императора, императрицы и вдовствующей императрицы. Ткань, кисти с шелковыми шнурами и атлас опять поставлял Владимир Григорьевич Сапожников, а горностаевый мех предоставила фирма "Павел Скородумовский с сыновьями". Мантии были украшены в шахматном порядке двуглавыми орлами с державой и скипетром в лапах, с гербами на крыльях, под тремя коронами.

Лауритс Туксен Коронация в Успенском соборе Московского Кремля
 императора Николая II  и императрицы Александры Федоровны 1898
 
Император Николай II и императрица Александра Федоровна во время коронации.
Фрагмент картины Лауритса Туксена  

В итоге получилось все очень красиво, но наряд будущей императрицы весил всего-то... 13 кг! Стоит еще учесть, что и платье и мантия имели "хвосты" - шлейфы, с которыми надо тоже было грамотно управляться. Каждый такой "хвост" несло по 7 камергеров, для чего на подкладке пришиты специальные ручки. Мантии дам было нести неудобно вдвойне, поскольку нужно было одновременно держать не только их, но и шлейф платья. Камергерами при царском дворе были люди уже весьма пожилые и на коронации им приходилось весьма нелегко, часто они просто роняли на пол тот или иной "хвост" от коронационного облачения.

Коронационная процессия на территории Московского Кремля 
Император Николай II возлагает малую коронационную корону
 на голову супруги Александры Федоровны

Но  тем не менее коронация прошла весьма торжественно, не без курьезов, конечно. Платья и мантии в настоящее время хранятся в музеях Московского Кремля и Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге... уже как история.

Комментариев нет:

Отправить комментарий