понедельник, 6 февраля 2017 г.

Храм, где отпевали Пушкина

10 февраля День памяти Великого русского поэта - Александра Сергеевича Пушкина. На Мойке 12, где поэт окончил свои дни, в этот день будут читать его стихи, зажигать свечи и вспоминать поэта. А мой рассказ о храме, где отпевали А.С.Пушкина, придворном храме Романовых, откуда поэт и отправился в свой последний путь, в Святогорский монастырь...

Посмертная маска А.С.Пушкина

"...Я долго смотрел один ему в лицо после смерти. Никогда на этом лице я не видел ничего подобного тому, что было на нем в эту первую минуту смерти... Это было не сон и не покой. Это не было выражение ума, столь прежде свойственное этому лицу. Это не было также выражение поэтическое. Нет, какая-то глубокая удивительная мысль на нем разливалась, что-то похожее на видение, на какое-то полное, глубокое, удовольствованное знание... В эту минуту, можно сказать, я видел самое смерть, божественно тайную смерть без покрывала. Какую печать наложила она на лицо его и как удивительно высказала на нем и свою и его тайну! Я уверяю тебя, что никогда на лице его не видал я выражения такой глубокой, величественной, торжественной мысли. Она, конечно, проскакивала в нем и прежде. Но в этой чистоте обнаружилась только тогда, когда все земное отделилось от него с прикосновением смерти. Таков был конец нашего Пушкина".
В.А.Жуковский

Храм Пушкина...его имя неотделимо от истории Конюшенного храма, который вместе с церковью Иконы Божией Матери "Знамение" в Царском Селе, храмом Вознесения Господня в Москве и Успенским собором Святогорского монастыря принято объединять под своеобразным титулом - "Пушкинские храмы".

История храма берет свое начало от создания на берегу реки Мойки и Екатерининского канала (канал Грибоедова) Конюшенного двора, существовавшего в Петербурге наряду со Смольным, Литейным и пр. дворами, как это было заведено в Англии. Моду на все "английское" привез в Россию в свое время Петр I. Сооружен Конюшенный двор был в 1720 -1724 гг. по проекту архитектора Н.Гербеля. В Зданиях двора расположились конюшенная контора, конюшни, службы, а также квартиры работников Двора.

Конюшенный двор. Фасад со стороны Мойки. С чертежа до 1746 года
Конюшенное ведомство (храм уже без крестов) Фото 1930-х годов

В 1736 г., по желанию служащих иметь свой храм, императрица Анна Иоанновна повелела устроить церковь в главном здании придворных конюшен, в палате, что над воротами. Там и была устроена деревянная церковь, освященная во имя Нерукотворного Образа Спасителя в 1737 г. По документам есть основание предполагать, что ее проектировал Д.Трезини.

Вид на Конюшенную церковь 1900

Через 10 лет в 1746 году по повелению императрицы Елизаветы Петровны была заложена каменная церковь и освящена в 1747 году. В 1822 церковь перестраивается по проекту архитектора В.П.Стасова. После Стасова наибольшее исправление храма было произведено в 1857-1862 годы архитектором П.Садовниковым. Храм расширился, наружные колонны портала стали полуколоннами: их соединила стена, а в промежутках были сделаны окна. Портал стал псевдопорталом. Фасад церкви со времен Стасова украшают барельефы: "Вход Господень в Иерусалим" и "Несение Креста", выполненные в 1822 году В.Демут-Малиновским.

Внутреннее украшение храма всегда было выполнено с особой роскошью и блеском. С 1746 года его украшал трехъярусный позолоченный иконостас, иконы для которого писал придворный живописец Мина Колокольников. В росписи стен в первой четверти XIX века "клеевой мастер" Ф.Брандуков использовал светло-сиреневую и белую краски, выписав ими херувимов и самые различные орнаменты: венки, пальметты, кессоны, розетки. После капитальной перестройки храма мастер П.Крейтан изготовил по эскизам Стасова новый, круглый "полуциркульный" иконостас, ставший лучшим образцом в Петербурге.

Иконостас Фотография 1919 г.

Все резные части иконостаса были покрыты червонным золотом, а под резьбой была проложена жесть, выкрашенная малиновой краской. Такое неожиданное и торжественное решение иконостаса восхищало посетителей церкви. Наконец, особой достопримечательностью храмового убранства была грандиозная люстра главного купола на 108 свечей, созданная по Высочайше утвержденному рисунку известным английским фабрикантом Джоном Банистером из серебро-аппликированной меди с украшениями из серебра. Вес сложного трехъярусного сооружения составлял немногим менее двух тонн, высота - около 4 метров, ширина 2,5 метра.

Интерьер Церкви Фотография 1919 г.

Храм славился своими святынями: древним Образом Всемилостивейшего Спаса Нерукотворного, Плащаницей, а также иконой Знамение. Все они были привезены из Византии во время царствования императрицы Анны Иоановны. Эти святыни, кроме древности своей, замечательны еще и тем, что были почитаемы с давнего времени не только народом, но и российскими царями. Так в 1814 году, по преданию, Образ Всемилостивейшего Спаса находился с императором Александром I при взятии Парижа. В 1828 году на основании этого предания император Николай I брал его с собой в Турецкий поход, на что есть документ следующего содержания, присланный министром императорского двора, князем Волконским, к шталмейстеру придворной конюшни, князю Долгорукову: "Государю Императору угодно, чтобы хранящийся в придворной церкви, на главных конюшнях, Образ Спаса Нерукотворенного, поступивший в 1743 году на придворную конюшню вместе с церковью от бывшего графа Михаила Головкина, находился при походной Его Величества церкви, в предстоящем походе". В Турецком походе также была и Плащаница из храма.

Образ Спаса Нерукотворенного

Вообще же, помимо икон иконостаса, стены и пилоны церкви украшало более 140 икон. В ризнице церкви находились два Евангелия, принятые в 1743 году из описных пожитков графа Михаила Головкина. Оба Евангелия были старинными славянской печати и богато убраны золотом и серебром. В 1826 г. на первом этаже церкви была установлена "печальная колесница" Александра I, на которой привезли тело Императора из Таганрога. Потом она была передана в Конюшенный музей.

Поселившись на Мойке Пушкин оказался между двумя храмами: Спаса на Конюшенной и церковью в Зимнем дворце, тоже Спаса Нерукотворного образа. Знаменитое стихотворение 1836 года: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...» Странное совпадение с названием храма, в котором вскоре будут его отпевать, - Спаса Нерукотворенного Образа, может быть случайное, а может быть и... провидческое. И Александрийский столп, выше которого возносится своей главою нерукотворный памятник - рядом с Конюшенной площадью - еще и довольно точной географической координатой события.

8 февраля 1937 года произошла роковая дуэль между А.С.Пушкиным и Ж.Дантесом. Раненый поэт провел свои последние часы в доме на Мойке 12.


Перед смертью исповедовал Пушкина священник Конюшенной церкви отец Петр Песоцкий, который прошел с русской армией войну 1812 года, видел смерть и такую страшную, какая только может быть на войне... Награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте, орденом св. Анны 2-й степени; возведен с потомством в дворянское достоинство. Как свидетельствуют очевидцы (княгиня Е.Н. Мещерская, князь П.А. Вяземский), отец Петр вышел от умирающего поэта со слезами на глазах. Выходя после исповеди из комнаты Пушкина, он сказал: "Я хотел бы умереть, как умирает этот человек!"

«Наталья Николаевна Пушкина, с душевным прискорбием извещая о кончине супруга ее, Двора Е.И.В. Камер-Юнкера Александра Сергеевича Пушкина, последовавшей в 29-й день сего января, покорнейше просит пожаловать к отпеванию тела в Исаакиевский собор, состоящий в Адмиралтействе, 1-го числа февраля в 11 часов до полудня"

Первоначально предполагалось отпевать Пушкина в Исакиевском соборе. Считается, что Николай I хотел унизить поэта, поэтому его стали отпевать в Конюшенной церкви. Но Исакиевский собор только строился и там не было места, Исакиевская церковь временно помещалась в домовой церкви Адмиралтейства. Та была простой и не столько величественной. Статус же Конюшенной церкви был придворный. "О Конюшенной же церкви нельзя было и подумать, она придворная. На отпевание в ней надлежало получить особенное позволение" - пишет Жуковский. Николай I дал это разрешение, чем оказал большое уважение поэту.

Тело Пушкина решено было перенести в храм Спаса Нерукотворного Образа не днем, а в полночь...

А.С. Пушкин в гробу

«После смерти Пушкина, - писал П.А. Вяземский, - я находился при гробе его почти постоянно до выноса тела в церковь, что в здании Конюшенного ведомства. Вынос тела был совершен ночью, в присутствии родных Н.Н. Пушкиной, графа Г.А. Строганова и его жены, Жуковского, Тургенева, графа Вельегорского, Аркадия Ос. Россети, офицера Генерального штаба Скалона и семейств Карамзиной и князя Вяземского. Вне этого списка пробрался по льду в квартиру Пушкина отставной офицер путей сообщения Веревкин, имевший по объяснению А.О. Россети, какие-то отношения к покойному. Никто из посторонних не допускался. На просьбы А.Н. Муравьева и старой приятельницы покойника графини Бобринской (жены графа Павла Бобринского), переданные мною графу Строганову, мне поручено было сообщить им, что никаких исключений не допускается. Начальник штаба корпуса жандармов Дубельт, в сопровождении около двадцати штаб - и обер - офицеров присутствовал при выносе. По соседним дворам были расставлены пикеты. Развернутые вооруженные силы вовсе не соответствовали малочисленным и крайне смирным друзьям Пушкина, собравшимся на вынос тела».

После отпевания И.А. Крылов, П.А. Вяземский, В.А. Жуковский и другие литераторы подняли гроб и понесли его в склеп, расположенный внутри двора.

«Долго ждали мы окончания церковной службы; наконец на паперти стали появляться лица в полной мундирной форме; военных было немного, но большое число придворных… В черных фраках были только лакеи, следовавшие перед гробом... Гроб вынесен был на улицу посреди пестрой толпы мундиров и салопов... Притом все это мелькнуло перед нами только на один миг. С улицы гроб тотчас же вынесен был в расположенные рядом с церковью ворота в Конюшенный двор, где находился заупокойный подвал»...

Среди многочисленных документов, связанных с похоронами Пушкина, кажется, только один стоит как бы в стороне от неприлично оживленной скорбной толкотни.

«1. Заплатить долги.
2. Заложенное имение отца очистить от долга.
3. Вдове пенсион и дочери по замужество. 
4. Сыновей в пажи и по 1500 р. на воспитание каждого по вступление на службу. 
5. Сочинение издать на казенный счет в пользу вдовы и детей. 
6. Единовременно 10 т. 
Император Николай».

И вроде и намека нет на живое чувство в намеренно суховатом перечне, но почему-то боли от невосполнимой потери, живого сострадания семье Пушкина здесь больше, чем в самых прочувствованных соболезнованиях.

Пушкин завещал похоронить себя в Святогорском монастыре, где было приобретено им место.

«3 февраля в 10 часов вечера, - пишет В.А. Жуковский, - собрались мы в последний раз к тому, что еще для нас оставалось от Пушкина; отпели последнюю панихиду; ящик с гробом поставили на сани, сани тронулись; при свете месяца несколько времени я следовал за ними; скоро они поворотили за угол дома; и все, что было земной Пушкин, навсегда пропало из глаз моих»...

Памятник на могиле А.С.Пушкина
в Святогорском монастыре

А что же храм? А храм продолжил "жить"... 2 марта 1857 году в этой же церкви отслужили первую в России панихиду по скончавшемуся в Берлине М.И. Глинке. В 60-е годы 18 в. здесь венчался известный церковный композитор М.С. Березовский. Император Николай II и его семья очень любили этот уютный храм и часто поднимались на хоры и пели там в продолжение службы. 

После 1917 г. храм сильно пострадал, был разграблен. Ввели целый ряд перепланировок, и уже в 1923 году сожгли весь церковный архив. Были сняты кресты с обоих колоколен, полностью было разграблено и внутреннее убранство храма. Ценные иконы первоначально поступили в Эрмитаж, а потом были утрачены (скорее всего просто проданы за бесценок и вывезены за пределы России). Знаменитая бронзовая люстра с 1929 года висит в здании Адмиралтейства.

Институт "Гидропроект" в церкви до 1991 г.

Возвращен церкви в 1991 году. Регулярно совершаются теперь торжественные панихиды по А.С.Пушкину (6 июня и 10 февраля), идет полным ходом реставрация и уже много удалось восстановить в интерьере храма.

Храм Спаса Нерукотворного и мемориальная доска в память об А.С. Пушкине

* * *

Брожу ли я вдоль улиц шумных,
Вхожу ль во многолюдный храм,
Сижу ль меж юношей безумных,
Я предаюсь моим мечтам.

Я говорю: промчатся годы,
И сколько здесь ни видно нас,
Мы все сойдем под вечны своды -
И чей-нибудь уж близок час.

Гляжу ль на дуб уединенный,
Я мыслю: патриарх лесов
Переживет мой век забвенный,
Как пережил он век отцов.

Младенца ль милого ласкаю,
Уже я думаю; прости!
Тебе я место уступаю:
Мне время тлеть, тебе цвести.

День каждый, каждую годину
Привык я думой провождать,
Грядущей смерти годовщину
Меж их стараясь угадать.

И где мне смерть пошлет судьбина?
В бою ли, в странствии, в волнах?
Или соседняя долина
Мой примет охладелый прах?

И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне все б хотелось почивать.

И пусть у гробового входа
Младая будет жизнь играть,
И равнодушная природа
Красою вечною сиять.
(А.С.Пушкин)

Комментариев нет:

Отправить комментарий