четверг, 31 января 2013 г.

Убийца Распутина - красавец-князь Феликс Юсупов

Красавец-князь Феликс Феликсович Юсупов до сих пор поражает воображение многих дам и до сих пор остается одной из самых загадочных фигур в русской истории. Последний наследник одного из самых богатейших родов царской России, убийца Григория Распутина, он и в эмиграции был постоянно в центре внимания: тайны его семьи хотелось знать всем от журналистов до политиков. После Второй Мировой войны Феликс, видимо подводя итоги своей жизни, написал мемуары на французском языке, которые сейчас благополучно переведены на русский язык и доступны всем желающим. Очень интересный рассказ о семье Юсуповых, начинающийся с очень далеких времен еще от предков татар и заканчивающийся печальной ностальгией о покинутой навечно России... Что ж несколько интересных отрывков из мемуаров да фотографии еще раз позволят погрузиться в жизнь этого интересного человека и его окружения...

Князь Феликс Феликсович Юсупов, граф Сумароков-Эльстон 

Родился я 24 марта 1887 года в нашем петербургском доме на Мойке. Накануне, уверяли меня, матушка ночь напролет танцевала на балу в Зимнем, значит, говорили, дитя будет весело и склонно к танцам. И впрямь по натуре я весельчак, но танцор скверный. При крещенье получил я имя Феликс. Крестили меня дед по матери князь Николай Юсупов и прабабка, графиня де Шово. На крестинах в домашней церкви поп чуть не утопил меня в купели, куда окунал три раза по православному обычаю. Говорят, я насилу очухался.
Феликс Юсупов "Мемуары"
Семейная фотография Юсуповых - в детском платьице на руках у Зинаиды Юсуповой юный Феликс

Я родился четвертым мальчиком. Двое умерло во младенчестве. Нося меня, матушка ожидала дочь, и детское приданое сшили розовое. Мною матушка была разочарована и, чтобы утешиться, до пяти лет одевала меня девочкой. Я не огорчался, даже, напротив, гордился. «Смотрите, – кричал я прохожим на улице, – какой я красивый!» Матушкин каприз впоследствии наложил отпечаток на мой характер.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Герб рода Юсуповых

Знаменитая прабабка Феликса Юсупова - Зинаида Ивановна, графиня де Шово. Портрет кисти Кристины Робертсон 

В детстве посчастливилось мне знать прабабку мою, Зинаиду Ивановну Нарышкину, вторым браком графиню де Шово. Она умерла, когда было мне десять лет, но помню я ее очень ясно. Прабабка моя была писаная красавица, жила весело и имела не одно приключенье. Когда сын ее женился, она отдала молодым дом на Мойке, а сама поселилась на Литейном. Этот новый ее дом был точь‑в‑точь как прежний, только меньше... В 1925 году, живя в Париже в эмиграции, прочел я в газете, что при обыске наших петербургских домов большевики нашли в прабабкиной спальне потайную дверь, а за дверью – мужской скелет в саване… Потом гадал и гадал я о нем
Феликс Юсупов "Мемуары"

Молодожены - Зинаида Николаевна Юсупова и Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон

Отец Феликса Юсупова, граф Феликс Феликсович Сумароков-Эльстон, генерал-лейтенант

«Прямою дорогой» – таков девиз Сумароковых. Мой отец оставался всю жизнь верен ему. И нравственно был выше многих людей нашего круга. Собой он был очень хорош, высок, тонок, элегантен, кареглаз и черноволос. С годами он погрузнел, но статности не утратил. Имел более здравомыслия, чем глубокомыслия. За доброту любили его простые люди, особенно подчиненные, но за прямоту и резкость порою недолюбливало начальство. В юности захотелось ему воинской карьеры. Он поступил в гвардейский полк и впоследствии командовал им, а еще позже стал генералом и состоял в императорской свите.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Юный Феликс на лошадке

Семейное фото Юсуповых: отец Феликс Феликсович Юсупов, мать Зинаида Николаевна Юсупова, старший сын Николай и младший сын Феликс

Зинаида Николаевна Юсупова

Серов В.А. Фрагмент портрета Зинаиды Николаевны Юсуповой 1900

Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам ее никто не мог противиться.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова с любимым шпицем

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова на фоне своего портрета кисти К.Е. Маковского 1900-е

Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова в русском костюме 1900-е
 
Матушку очень любило все императорское семейство, в частности сестра царицы великая княгиня Елизавета Федоровна. С царем матушка тоже была в дружбе, но с царицей дружила недолго. Княгиня Юсупова была слишком независима и говорила что думала, даже рискуя рассердить. Не мудрено, что государыне нашептали что‑то, и та перестала с ней видеться.  В 1917 году лейб‑медик, дантист Кастрицкий, возвратясь из Тобольска, где царская семья находилась под арестом, прочел нам последнее государево посланье, переданное ему:
«Когда увидите княгиню Юсупову, скажите ей, что я понял, сколь правильны были ее предупрежденья. Если бы к ним прислушались, многих трагедий бы избежали».
Феликс Юсупов "Мемуары"

Франсуа Фламенг Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова в Архангельском 1894

Отвлечемся на этом месте от воспоминания Феликса Юсупова и почитаем то, что написано у Минарика Л.П. в книге "Экономическая характеристика крупнейших земельных собственников России конца ХIX – начала ХХ в. М., 1971" о богатствах Юсуповых: "В 1900 г. стоимость их имений, дач и домов составляла 21,7 млн руб., в том числе стоимость петербургских домов – 3,5 млн руб., московского дома – 427,9 тыс. руб., антрацитового рудника – 970 тыс. руб., сахарного завода – 1,6 млн руб., картонной и бумажной фабрик – 986 тыс. руб. В 1900 г. Юсуповым принадлежало 23 имения; крупнейшие из них оценивались: Ракитное – 4 млн руб., Милятинское – 2,3 млн руб., Климовское – 1,3 млн руб., Архангельское – 1,1 млн руб. К 1914 г. Юсуповы имели на 3,2 млн руб. ценных бумаг, хранившихся в Государственном дворянском, Московском купеческом, Азовско-Донском, Петербургском международном, Петербургском торгово-промышленном и Русском для внешней торговли банках." Стоит помнить, что все эти капиталы обеспечивались в то время настоящим золотом, а не просто бумажками, кои мы сейчас имеем на руках. 

 Семейная фотография Юсуповых

Наши зимние и летние переезды оставались неизменны: зимой Петербург – Москва – Царское Село; летом Архангельское, осенью на охотничий сезон усадьба в Ракитном. В конце октября мы выезжали в Крым.
За границу мы ездили редко, зато частенько брали нас с братом родители в поездки по собственным заводам и именьям. Они были многочисленны и рассеяны по всей России, а иные столь далеко, что доехать до них нам не удалось никогда.
Феликс Юсупов "Мемуары"

В Архангельском среди крестьян. На заднем плане Феликс Юсупов

Сын и мать Юсуповы

На лето мы уезжали в Архангельское. Многие друзья ехали проводить нас, оставались погостить и загащивались до осени.Любил я гостей или нет – зависело от их отношения к архангельской усадьбе. Я терпеть не мог тех, кто к красоте ее был бесчувствен, а только ел, пил да играл в карты. Их присутствие я считал кощунством. От таких я всегда убегал в парк. Бродил среди деревьев и фонтанов и без устали любовался счастливым сочетаньем природы и искусства. Эта красота укрепляла, успокаивала, обнадеживала.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Семья Юсуповых на лестнице парка

Юсуповы в парке

Наконец у Архангельского нашелся обожатель в моем вкусе – художник Серов, в 1904 году приехавший в усадьбу писать с нас портреты. Это был замечательный человек. Из всех великих людей искусства, встреченных мною в России и Европе, он – самое дорогое и яркое воспоминанье. С первого взгляда мы подружились. В основе нашей дружбы лежала любовь к Архангельскому. В перерывах между сеансами я уводил его в парк, усаживал в лесу на свою любимую скамейку, и мы всласть говорили. Идеи его заметно влияли на мой юный ум. По натуре он был независим и бескорыстен и не мог скрыть того, что думает. Рассказал мне, что, когда писал портрет государя, государыня поминутно досаждала ему советами. Наконец он не выдержал, подал ей кисть и палитру и попросил докончить за него. Это был лучший портрет Николая II. В 17‑м, в революцию, когда озверевшая толпа ворвалась в Зимний, картину изорвали в клочки. Один клочок подобрал на Дворцовой площади и принес мне знакомый офицер, и реликвию эту я берегу, как зеницу ока.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Юный Феликс Юсупов

Феликс Юсупов позирует художнику Валентину Серову

Серов В.А. Портрет Феликса Юсупова

Феликс Юсупов спустя годы...

Серов был доволен моим портретом. Взял его у нас Дягилев на выставку русской живописи, организованную им в Венеции в 1907 году. Картина принесла ненужную известность мне. Это не понравилось отцу с матерью, и они просили Дягилева с выставки ее забрать.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Юная княжна Ирина Александровна Романова с братьями 

Однажды на верховой прогулке под Кореизом увидел я прелестную девушку, сопровождавшую даму почтенных лет. Наши взгляды встретились. Она произвела на меня такое впечатление, что я остановил лошадь и долго смотрел ей вслед.
На другой день и после я проделал тот же путь, надеясь снова увидать прекрасную незнакомку. Она не появилась, и я сильно расстроился. Но вскоре великий князь Александр Михайлович и великая княгиня Ксения Александровна навестили нас вместе с дочерью своей, княжной Ириной. Каковы же были мои радость и удивленье, когда я узнал в Ирине свою незнакомку! На этот раз я вдоволь налюбовался дивной красавицей, будущей спутницей моей жизни. Она очень походила на отца, а профиль ее напоминал древнюю камею.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Князь Феликс Юсупов в русском костюме 1910

По возвращении в Англию получил я приглашение на костюмированный бал в Альберт‑Холл. Времени имелось довольно, и, успев съездить в Россию на каникулы, я заказал в Петербурге русский костюм из золотой с красными цветами парчи XVI века. Вышло великолепно. Кафтан и шапка расшиты были брильянтами, оторочены соболями. Костюм произвел фурор. В тот вечер со мной перезнакомился весь Лондон, а назавтра фотографию мою напечатали все лондонские газеты. 
Феликс Юсупов "Мемуары"

 
Феликс Юсупов в русском костюме

Зиму я провел в Петербурге с родителями. Огромным событием был отмечен для меня 1913 год. Великий князь Алексей Михайлович приехал однажды к матушке обсудить предполагаемый брак между дочерью своей Ириной и мной. Я был счастлив, ибо это отвечало тайным моим чаяньям. Я забыть не мог юную незнакомку, встреченную на прогулке на крымской дороге. С того дня я знал, что это судьба моя. Совсем еще девочка превратилась в ослепительно красивую барышню. От застенчивости она была сдержанна, но сдержанность добавляла ей шарму, окружая загадкой. В сравненье с новым переживанием все прежние мои увлеченья оказались убоги. Понял я гармонию истинного чувства. Вскоре после возвращения из Крыма мы официально объявили о своей помолвке. Наконец был назначен день свадьбы: 22 февраля 1914 года в Петербурге у вдовствующей императрицы во часовне Аничкова дворца.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Князь Феликс Юсупов 1915

Великая княгиня Елизавета Федоровна не собиралась присутствовать на нашем бракосочетании. Присутствие монахини на мирской церемонии было, по ее мнению, неуместно. Накануне, однако, я посетил ее в Москве. Она приняла меня с обыкновенной своей добротой и благословила.
Государь спрашивал меня через будущего тестя, что подарить мне на свадьбу. Он хотел было предложить мне должность при дворе, но я отвечал, что лучшим от его величества свадебным подарком будет дозволить мне сидеть в театре в императорской ложе. Когда передали государю мой ответ, он засмеялся и согласился. Подарками нас завалили. Рядом с роскошными брильянтами лежали незатейливые крестьянские дары.
Феликс Юсупов "Мемуары"

 Свадебная фотография четы Юсуповых

Княгиня Ирина Александровна Юсупова в подвенечном платье

Подвенечный Иринин наряд был великолепен: платье из белого сатина с серебряной вышивкой и длинным шлейфом, хрустальная диадема с алмазами и кружевная фата от самой Марии Антуанетты. А вот мне наряд долго не могли выбрать. Быть во фраке среди бела дня я не желал и хотел венчаться в визитке, но визитка возмутила родственников. Наконец униформа знати – черный редингот с шитыми золотом воротником и обшлагами и белые панталоны – устроила всех.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Князь и княгиня Юсуповы

Члены царской фамилии, бракосочетавшиеся с лицами некоролевской крови, обязаны были подписать отречение от престола. Как ни далека была от видов на трон Ирина, подчинилась и она правилу. Впрочем, не огорчилась.
Феликс Юсупов "Мемуары"

Здесь мы пропустим большое количество глав в Мемуарах Феликса Юсупова, касающихся убийства Распутина и политической ситуации в России того времени и сразу же перейдем к трагедии России году 1917, а вернее уже к 1918, к тому периоду, когда уже была уничтожена вся царская семья... Удивительно, но Феликсу Юсупову было отказано в праве защищать свое Отечество от большевиков...

Князь Феликс Юсупов

Мы с шурьями моими решили вступить в Белую Армию и подали просьбу о зачислении командующему, генералу Деникину. Нам было отказано. Причины – политические: присутствие родственников императорского семейства в рядах Белой Армии нежелательно. Отказ сильно расстроил нас. Мы горели желанием вместе со всеми офицерами‑патриотами принять участие в неравной борьбе с разрушителями отечества. В едином патриотическом порыве поднялись по России люди. Новую армию возглавило несколько военачальников. Имена генералов Алексеева, Корнилова, Деникина, Каледина, Юденича войдут в историю российскую, составив славу ее и гордость.
Феликс Юсупов "Мемуары"


Зинаида Серебрякова Портреты Феликса и Ирины Юсуповых 1925

Феликс Юсупов с дочерью Ириной

Когда весной 1919 года красные подошли к Крыму, поняли мы, что это конец. Утром 7 апреля командующий британскими военно‑морскими силами в Севастополе явился в «Аракс» к императрице Марии Федоровне. Король Георг V, в силу сложившихся обстоятельств сочтя отъезд государыни необходимым и безотлагательным, предоставил в ее распоряжение броненосец «Мальборо». Мы с Ириной поднялись на борт «Мальборо», где уже находилась императрица с великой княгиней Ксенией и моими шурьями. Покидая Россию в этот день, 13 апреля, мы знали, что изгнание – еще не самое тяжкое из того, что ожидало нас. Но мы представить себе не могли, что и спустя тридцать два года ему не будет конца!
Феликс Юсупов "Мемуары"

 
Жан Клод Форне Портрет князя Феликса Юсупова 1951

Княгиня Ирина Александровна Юсупова 1924

Князь и княгиня Юсуповы во время благотворительного базара

Ирина и Феликс Юсуповы

Чета Юсуповых 1932


Чета Юсуповых в последние годы жизни


Семейное захоронение Юсуповых на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа 
(фото с сайта Fiind a grave)

13 апреля 1919 года Юсуповы навсегда покинули Россию. Из Крыма они отплыли на Мальту, где за несколько фамильных бриллиантов получили паспорта и визы, оттуда  попали в Париж, Лондон, снова в Париж. В Булонском лесу купили дом, где прожили долгие годы.  В 1924 году Юсуповы  открыли в Париже Дом моды “Ирфе” (IRFE), название которого состоит из первых букв их имен. В нем работали многие беженцы из аристократических семей России...  В 1925 году Юсуповы приобрели еще два дома  на Корсике. Княгине Зинаиде Николаевне выпало прожить в эмиграции 20 лет. На чужбине она похоронила мужа. Скончалась в 1939 году. Ее последнее пристанище - русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Позже в одной могиле с нею похоронят самых дорогих ей людей - сына и обеих Ирин, невестку и внучку.

Федор Павлов Портрет князя Феликса Юсупова

Порой выйду вечером на балкон пьер‑гереновского домика своего и в пригородной тишине Отейля точно слышу в дальнем парижском шуме эхо прошлого…
Увижу ль когда Россию?.. Надеяться никому не заказано. Я уж в тех годах, когда не мыслишь о будущем, если из ума не выжил. А все ж еще мечтаю о времени, которое, верно, для меня не придет и которое называю:
«После изгнания».  
Феликс Юсупов "Мемуары"

Комментариев нет:

Отправить комментарий